Сделка без правовых последствий

Содержание

Недействительная и ничтожная сделка разница

Сделка без правовых последствий

Последствия недействительности сделки четко определены действующим гражданским законодательством и находятся в непосредственной зависимости от обстоятельств заключения конкретного соглашения, а также полученных его сторонами выгод и понесенных убытков. В этой статье вы найдете информацию о том, какие сделки считаются недействительными, а также узнаете, какие последствия наступают после того, как заключенное соглашение приобретет подобный статус.

Виды недействительных сделок

Согласно п. 1 ст. 166 ГК РФ, недействительная сделка может быть:

  1. Оспоримой — если факт ее недействительности устанавливается судом.
  2. Ничтожной — если для признания недействительной соответствующего судебного решения не требуется.

Оспоримые — это сделки:

  • заключенные организациями с нарушением пределов их правоспособности (ст. 173 ГК РФ);
  • совершенные лицом или органом, полномочия которого ограничены (ст. 174 ГК РФ);
  • выполненные несовершеннолетними лицами, возраст которых находится в пределах от 14 до 18 лет (ст. 175 ГК РФ);
  • совершенные лицами, дееспособность которых ограничена (ст. 176 ГК РФ);
  • заключенные лицами, которые не отдавали отчет своим действиям (ст. 177 ГК РФ);
  • совершенные под воздействием серьезного заблуждения, оказавшего существенное влияние на принятие решения о подписании соглашения (ст. 178 ГК РФ);
  • совершенные в результате принуждения, выраженного в виде обмана, насилия, угрозы (ст. 179 ГК РФ).

Ничтожными являются сделки:

  • заключенные с нарушением норм действующего законодательства (ст. 168 ГК РФ);
  • нарушающие нормы нравственности и правопорядка (ст. 169 ГК РФ);
  • мнимые и притворные (ст. 170 ГК РФ);
  • заключенные с недееспособным (ст. 171 ГК РФ) или малолетним (ст. 172 ГК РФ) лицом;
  • совершенные с нарушением законодательных требований к оформлению сделки (при условии, что такое нарушение влечет за собой признание ее ничтожной).

Последствия признания конкретной сделки ничтожной/оспоримой зависят от того, какие по ГК РФ последствия недействительности сделки предусмотрены.

Что означает признание сделки недействительной?

Недействительность сделки означает, что действие, совершенное ее сторонами, не может быть признано юридическим фактом, способным повлечь за собой правовые последствия, достичь которых они желали.

Согласно п. 1 ст.

167 ГК РФ, заключение сделки, являющейся недействительной, не влечет за собой возникновения никаких правовых последствий, кроме тех, которые непосредственно связаны с ее недействительностью.

В том случае, если из сущности оспоримой сделки следует, что ее действие может быть прекращено только на будущие периоды, суд, в соответствии с п. 3 ст. 167 ГК РФ, прекращает ее действие только в этих пределах.

При этом прежние правоотношения сторон и возникшие по итогам их осуществления результаты продолжают регулироваться условиями той сделки, которая была признана недействительной в судебном порядке. Данная точка зрения изложена, в частности, в решении АС Томской области от 31.10.2016 по делу № А67-83/992015.

Примерами таких сделок могут служить договоры сдачи имущества в аренду или передачи его в доверительное управление.

Правовые последствия признания сделки недействительной — что к ним относится?

Последствия недействительной сделки зависят от следующих факторов:

  • стадии ее исполнения, на которой она была признана таковой;
  • влияния, которое они оказывают на существующие нормы правопорядка и/или нравственности;
  • наличия/отсутствия у ее сторон прибыли/убытков.

При этом в правовой практике возможно несколько последствий:

  1. Аннулирование (если сделка не была исполнена).
  2. Реституция (если сделка была исполнена полностью или частично), причем она может быть двусторонней или односторонней.
  3. Неприменение реституции.
  4. Иные имущественные последствия (например, выплата процентов по причине неосновательного обогащения или возмещение убытков, понесенных одной из сторон сделки в результате ее заключения).

Если стороны не исполняли принятых на себя обязательств, никаких дополнительных действий в отношении друг друга им совершать не придется, т. к. сделка автоматически аннулируется без оформления дополнительных бумаг.

Если же сделка была исполнена (вне зависимости от объема выполненных обязательств), возникает вопрос об имущественных последствиях, возникновение которых она за собой влечет.

Главным последствием недействительности сделки такого рода является реституция.

Двусторонняя реституция — что это и как наступает данное последствие при признании сделки недействительной?

Положения п. 2 ст. 167 ГК РФ указывают на то, что стороны сделки, признанной недействительной, обязаны вернуть друг другу все блага, полученные в результате ее заключения (реституция владения).

Если же такой обмен невозможен (например, предметом сделки было право на использование определенного имущества, оказание услуг или выполнение работ), возврату подлежит денежный эквивалент полученного блага (компенсационная реституция).

Принимает решение о применении двусторонней реституции суд. Размер компенсации устанавливается судом исходя из суммы выплаты, полученной одной из сторон сделки от другой ее стороны (на это указывает ВС РФ в своем определении № 306-ЭС16-18109 от 09.01.2017 по делу №А55-792/2016). Если получатель выплаты не согласен с ее размером, ему придется представить суду доказательства своей правоты.

Кроме того, в некоторых случаях, установленных законодателем, например при заключении сделки с гражданином, имеющим статус недееспособного по причине психического расстройства, о котором его дееспособный партнер знал (ст. 171 ГК РФ), у стороны могут возникнуть обязанности по возмещению убытков, понесенных второй стороной в результате заключения такой сделки.

Реституция владения

Из норм ст. 167 ГК РФ следует, что сторона, передавшая своему партнеру определенное имущество в рамках заключения сделки, являющейся недействительной, не должна доказывать факт наличия у нее права собственности на такое имущество. Более того, даже если она не имеет такого права, вещь, ранее переданная стороннему лицу, должна быть ей возвращена.

Примером может служить ситуация, в которой малолетний ребенок продает дорогую вещь, принадлежащую его родителям (вне зависимости от того, осознавал он реальную стоимость этой вещи в момент продажи или нет). В этом случае вещь возвращается ребенку, который ее продал, несмотря на то, что формально и фактически собственниками являются его родители.

Применяя правила реституции владения, стоит помнить о том, что положения п. 2 ст. 167 ГК РФ не могут применяться в том случае, если до момента предъявления требований о возврате неправомерно переданной вещи она была отчуждена в пользу третьего лица.

В этом случае последствием недействительной сделки становится не реституция, а виндикация — истребование имущества у добросовестного приобретателя (порядок ее применения регулируют положения ст. 302 ГК РФ).

Нарушение этого правила влечет за собой ущемление прав приобретателей, которые не знали о наличии истинного собственника вещи, и признание недействительной всей цепочки совершенных сделок, а не только первичного соглашения, заключенного с нарушением закона.

Такая точка зрения изложена в постановлении КС РФ «По делу о проверке…» от 21.04.2003 № 6-П.

Компенсационная реституция

В том случае, если в результате заключения недействительной сделки одной стороной (равно как и несколькими) были переданы вещи, не обладающие отличительными признаками (например, деньги или ценные бумаги на предъявителя), происходит их обезличивание и смешение с другими материальными ценностями, принадлежащими приобретателю. При этом можно говорить о неосновательном обогащении последнего.

Аналогичная ситуация возникает и в том случае, когда сторона договора получает деньги, но принятые на себя обязательства не исполняет. В обоих случаях неосновательно обогатившемуся лицу придется вернуть собственные деньги стороне, от которой они были получены.

Правовая форма осуществления такого возврата зависит от того, по какой причине вернуть имущество в натуральной форме не представляется возможным.

Если полученное имущество было отчуждено (например, передано третьему лицу), возврат оформляется посредством исполнения обязательства, возникшего в результате неосновательного обогащения.

Если же имущество было утрачено (испорчено или уничтожено), исполнению подлежат обязательства по возмещению убытков.

Начисление процентов за неосновательное обогащение при двусторонней реституции

В том случае, если выгода, полученная одной из сторон в результате заключения сделки, существенно превышает преимущества, полученные второй ее стороной, к таким правоотношениям целесообразно будет применить нормы гражданского законодательства, регулирующие проблемы неосновательного обогащения.

В частности, на разницу между суммами полученных сторонами денежных средств, в соответствии с положениями п. 1 ст.

395 ГК РФ, могут быть начислены проценты, размер которых определяется исходя из размера ключевой ставки Центробанка РФ, действующей в период использования полученных денег незаконно обогатившейся стороной. При этом в абз. 2 п. 55 постановления Пленума ВС РФ «О применении…» от 24.03.

2016 № 7 содержится указание на то, что начисление процентов начинается с того момента, когда приобретатель денежных средств узнал о факте своего неосновательного обогащения.

Положения абз. 1 п. 55 постановления Пленума № 7 указывают на то, что материальные блага, полученные участниками недействительной сделки, подлежат одновременному взаимному возврату.

При этом несвоевременное исполнение одной из сторон своих обязательств по выплате денежных средств/возврату имущества в натуральном выражении, в соответствии с п. 56 того же постановления, является основанием для применения положений ст.

395 ГК РФ и начисления на сумму возникшего долга процентов за неосновательное обогащение.

Односторонняя реституция

Частным случаем правовых последствий недействительности сделки является односторонняя реституция, при которой право на получение и использование результатов заключенного и признанного недействительным соглашения получает только одна его сторона. Подобная ситуация может возникнуть в случае, предусмотренном положениями ст. 169 ГК РФ.

Последствия сделки, признанной ничтожной, могут быть взысканы в пользу государства, если такая сделка была совершена с нарушением принципов законности и правопорядка, действующих на территории России. Примером может быть соглашение, заключенное под воздействием противоправных действий недобросовестной стороны (обмана, насилия, угроз, принуждения и пр.).

Причем односторонняя реституция применяется лишь в том случае, если такую цель преследовала только одна из ее сторон, к которой и применяется указанная санкция. Принадлежащее ей имущество, перешедшее в результате сделки к добросовестному участнику, передается государству.

Кроме того, односторонняя реституция используется в том случае, если применить двустороннюю реституцию невозможно по причине того, что блага были получены только одной стороной соглашения. Примерами могут служить:

  • договор дарения;
  • договор аренды, при признании недействительным которого арендодателю возвращаются все права на принадлежащий ему объект недвижимости. При этом полученные им арендные платежи арендатору не возвращаются, т. к. такой возврат повлечет за собой неосновательное обогащение последнего (см. решение АС Брянской области от 09.11.2016 по делу № А09-407/2016).

Неприменение реституции

Если действия участников сделки противоречат основам нравственности и правопорядка, суд, согласно п. 4 ст. 167 ГК РФ, может не применять правила двусторонней реституции, предусмотренные п. 2 этой же статьи.

Правовые последствия недействительности сделок такого характера состоят в том, что выгоды обеих сторон нивелируются и приобретенные ими обязательства исполняются в пользу государства.

При этом обязательным условием для применения этого правила, в соответствии с п. 2 определения КС РФ «Об отказе…» от 08.06.

2004 № 226-О, является доказанное наличие умысла в заключении такой сделки у обеих ее сторон.

Наиболее ярким примером, в котором последствия признания сделки недействительной ГК РФ заключаются в неприменении реституции, является получение взятки должностным лицом. При этом получатель денег не вправе использовать их в своих интересах, а их обладатель не может вернуть обратно.

Применение последствий недействительности сделки

Проблема применения правовых последствий недействительности сделки на практике успешно решается судами — именно их действия позволяют защитить интересы добросовестного участника соглашения и вернуть принадлежащее ему имущество или выплатить материальную компенсацию. Правовой базой для признания сделки недействительной являются положения ст. 168–181 ГК РФ, предоставляющие лицу, права которого были нарушены, возможность обращения в суд с иском о признании сделки таковой и применении двусторонней или односторонней реституции.

Кроме того, только суд может принять решение, на основании которого у сторон возникнут дополнительные имущественные права или обязательства. Перед его вынесением он должен дать правовую оценку последствиям недействительности сделки и восстановить права ее добросовестного участника в полном объеме.

К дополнительным обстоятельствам, которые принимает во внимание суд, относятся:

  • возникновение у сторон соглашения убытков или дополнительной прибыли;
  • осведомленность одного из контрагентов о том, что сделка является недействительной (с учетом времени, в течение которого сторона знает о недействительности);
  • вина одной из сторон в том, что недействительная сделка была заключена и пр.

Итак, к последствиям признания сделки недействительной относятся ее аннулирование или реституция, т. е.

возврат друг другу сторонами сделки благ, полученных в результате заключения соглашения, признанного недействительным.

В некоторых случаях у сторон может возникнуть обязательство по выплате процентов за незаконное использование денежных средств, принадлежащих партнерам, или возмещению убытков, понесенных последними.

Источник: https://www.Advokatorium.com/ru/knowledge/nedeystvitelnaya_i_nichtozhnaya_sdelka_raznitsa

Последствия недействительности сделок: в каких случаях победа может стать Пирровой

Сделка без правовых последствий

Важной частью вопроса о недействительности сделок в российском праве является понятие последствий такой недействительности. Именно то, что суд установит наличие в сделке огрехов, влекущих ее недействительность, является основанием для их применения. Давайте разберемся с тем, что это за последствия.

Общие положения о последствиях

Статья 167 Гражданского кодекса РФ сообщает по данному вопросу, что недействительная сделка не может повлечь правовых последствий, кроме, разумеется, тех, которые непосредственно связаны с тем, что она недействительна.

Иными словами, если с точки зрения закона заключенный сторонами договор несет в себе существенные недостатки, то этого договора как бы не существует в природе. А раз его не существует в природе, то и никаких правовых последствий для участников он нести не должен.

А те последствия, которые уже наступили, должны быть аннулированы.

Кроме того, законом в ряде случаев при определении последствий «порочной» сделки предусматриваются своего рода санкции в отношении ее участников, включающие изъятие имущества по сделке в доход государства, а также возмещение ущерба, причиненного такой сделкой.

Виды последствий недействительности сделок

То, какие последствия «дефектности» договора будут в каждом конкретном случае применяться, зависит от обстоятельств его заключения. Соответственно, от разновидности таких последствий зависит то чего могут лишиться или что могут приобрести стороны по итогам судебных баталий.

Двусторонняя реституция

Самым «популярным» видом применения последствий недействительности сделки является звонко звучащая «двусторонняя реституция», что означает всего-навсего, что стороны «откатываются» к ситуации, существовавшей до подписания сделки.

Другими словами, каждая сторона волей-неволей обязана вернуть контрагенту-оппоненту все, что она в силу этой сделки приобрела. В законе используется вызывающее улыбку у людей, далеких от юриспруденции, выражение «в натуре».

Несмотря на некоторые ассоциации с «блатным» сленгом 90х, это слово означает только то, что имущество находится «в натуральном виде», то есть как оно есть.

Так вот, если имущество по спорной сделке в натуре никак не вернуть – а именно, когда речь идет не о материальных благах, а, например, о какой-то оказанной услуге, то стоимость такого нематериального актива закон требует возместить во вполне материальном денежном эквиваленте. Это применимо по отношению и к оспоримым, и к ничтожным сделкам.

В качестве примера можно привести пример, когда недееспособная в силу психического расстройства женщина под влиянием «сердобольных» родственников продала им принадлежащую ей квартиру, не понимая сути данной сделки.

В суде была заявлена двусторонняя реституция, а в частности – возврат права собственности на квартиру старой владелице, и возврат ею денежных средств (которых, к слову, хватило бы разве что на месяц найма данной квартиры) предприимчивой родне.

Но вообще список оснований признания недействительности сделок, при которых обычно применяется возврат сторон к «преддоговорному» положению, весьма широк: так, например, она применяется при совершении сделок, не отвечающих формальным критериям, по договорам, где допущены нарушения правил о их государственной регистрации, где участвуют недееспособные и ограниченно дееспособные граждане, а также малолетние и несовершеннолетние, и, конечно, лица, не уполномоченные на заключение договора. Если сделка не отвечает требованиям закона, но при этом ни одна из сторон не совершала ее с пониманием этого несоответствия, то есть умысла на нарушение закона не было, то в данном случае нет оснований для каких-либо санкций и также применяется возврат сторон в первоначальное положение.
При этом в ст.167 ГК РФ есть один любопытный нюанс: отмечается, что суд вправе не применять возврат сторон в прежнее «преддоговорное» положение, если такое применение будет противоречить основам существующего правопорядка или нравственности. Иными словами, если восстановление первоначальной позиции сторон будет незаконным и безнравственным. Это относится, например, к сделкам по производству и распространению оружия, наркотиков, а также определенных категорий литературы (например, пропагандирующей религиозную ненависть и вражду и т.д.).

Когда невозможно применить двустороннюю реституцию?

Существуют также случаи, когда двусторонняя, то есть обоюдная реституция невозможна в силу объективных причин, и при этом отсутствуют резоны для применения «карательных» вариантов реституции.

  • Так, например, бывает, когда сторона просто не в состоянии вернуть полученное по сделке. Важно, чтобы эта невозможность возврата (к примеру, гибель имущества) произошла вследствие непредвиденных обстоятельств и не по вине стороны. Если же вина стороны в этом есть, то передача имущества в натуре просто заменяется на денежную компенсацию.
  • Если сделка односторонняя (например, дарение), то есть совершает предоставление по ней только одна сторона, то второй стороне при восстановлении существовавшей ранее ситуации попросту нечего требовать.
  • Если к моменту признания сделки недействительной одна из сторон прекратила свое бренное существование. Это может касаться, например, ликвидации юридического лица. Что, однако, не лишает пострадавшую сторону возможности использовать для восстановления своего права другие правовые пути.
  • В случае если приобретатель добросовестен. Это касается обычно ситуаций с «цепочками сделок». Например, квартира первоначального владельца была продана мошенническим путем третьим лицам без ведома этого владельца, а третьи лица, не подозревая о порочности первой сделки, в свою очередь, перепродали ее еще кому-то. В таких случаях, если не доказать, что этот «кто-то еще» знал о порочности первоначальной сделки, то истребовать у него квартиру будет невозможно.

Добросовестность: когда чистая совесть имеет еще и правовые «бонусы»

Необходимо коснуться также понятия добросовестных и недобросовестных приобретателей по сделкам, поскольку от них часто напрямую зависит применение последствий признания недейтвительности сделки.

Что есть добросовестность в данном случае? Лицо должно искренне полагать, что совершает целиком и полностью законную сделку, что контрагент обладает правом распоряжаться имуществом, которое переходит по договору, что не существует никаких обстоятельств, которые несут с собой вероятность оспаривания сделки.

Наиболее часто вопрос добросовестности «всплывает» при судебных баталиях по недвижимости, особенно по уже упоминавшимся выше «цепочкам сделок», — когда один и тот же объект меняет нескольких владельцев подряд.

Так, основным критерием в таких разбирательствах должна быть так называемая «должная осмотрительность». То есть перед заключением сделки потенциальный покупатель должен совершить ряд действий, а именно:

  • установить личность продавца, его правовой статус по отношению к продаваемой недвижимости – кто он такой, не подложный ли у него паспорт или доверенность, имеет ли он вообще право на планируемую сделку;
  • тщательно проверить документы на сам объект сделки – на предмет не только подчисток/приписок, но и фактических данных и их соответствия самому объекту;
  • по возможности, достоверно выяснить, существует ли опасность появления притязаний на объект сделки со стороны третьих лиц (особенно актуально по наследственному имуществу, поскольку недовольные наследники могут появиться вслед за приобретенной квартирой и пойти в суд);
  • если требуются какие-то согласования с вездесущими государственными органами, то их (согласований, не органов) наличие или отсутствие также необходимо проверить.

Соответственно, если покупатель оставил разрешение этих вопросов «на авось», то суд может решить, что он не проявил должной осмотрительности при покупке, «закрыл глаза» на возможные дефекты сделки и, соответственно, не может быть назван добросовестным приобретателем.

Односторонняя реституция и недопущение реституции

Другим видом последствий является «односторонняя реституция». При этом развитии событий одна из сторон возвращает то, что получила по сделке, обратно второй стороне, а та передает полученное от первой стороны в доход Российской Федерации. То есть одна из сторон обретает свое, а вторая – теряет.

Правовые последствия такой разновидности применяются обычно по сделкам, в которых одна из сторон умышленно действовала вопреки нормам закона и морали, например, относительно сделок, совершенных под влиянием обмана, угроз, насилия или тайного и идущего во вред стороне соглашения ее представителя с другой стороной, или если сторона бессовестно пользуется безвыходным положением другой для заключения желаемой сделки. По таким договорам стороной, оставшейся после судебного решения ни с чем, становится сторона-агрессор. Таким образом, односторонним применением реституции закон защищает добросовестную сторону, возвращая ей положенное, и наказывает недобросовестного участника, лишая его предполагаемой выгоды по сделке.

Например, частенько встречаются в жизни ситуации, когда недобросовестные деятели в сфере недвижимости, выкупив долю в квартире, вынуждают владельца оставшейся доли безропотно продать им свою долю по сильно заниженной цене, «мотивируя» это банальным насилием или угрозами его применить.

В этом случае можно просить суд о том, чтобы бывшему владельцу вернули право собственности на проданную под давлением долю в квартире, а деньги, которые ему за нее заплатили, и которые в условиях двусторонней реституции должны были быть возвращены агрессору, — в этом случае не возвращаются ему, а взыскиваются в доход государства.

В то же время, сам по себе состав обмана, насилия, угрозы и т.д. не всегда предполагает применение односторонней реституции «по умолчанию».

Так, например, в упоминавшемся выше примере со сделкой под угрозой, если недобросовестные дельцы вынудили владельца второй доли в праве собственности не продать свою долю по заниженной цене, а наоборот, выкупить долю агрессора по завышенной цене, то можно рассмотреть и вариант двусторонней реституции.

Ведь владелец квартиры наверняка захочет впоследствии решить вопрос с «подвисшей» спорной долей, а если она после судебного разбирательства уйдет в доход государства, то с решением этого вопроса могут возникнуть проблемы с «далекоидущими» и не всегда отрадными перспективами.

Кроме того, в некоторых случаях возможен и вариант недопущения реституции – в случаях, когда обе стороны не могут похвалиться повышенной добросовестностью действий при сделке. Следовательно, если действия обеих сторон по договору противоречат основам нравственности и правопорядка, то при судебном разбирательстве есть немалая вероятность, что оба участника останутся ни с чем.

Помимо основных последствий могут существовать еще и дополнительные. Так, Гражданский кодекс предусматривает возможность возмещения ущерба и убытков по не соответствующей требованиям закона сделке.

Правила исчисления и доказывания ущерба и убытков те же, что и в любом другом случае, и необходимо в том числе обосновывать и доказывать, что убытки были причинены (или ущерб был нанесен) именно в связи с конкретной сделкой.

Сроки применения последствий недействительности сделок

По ничтожным сделкам срок исковой давности для применения последствий их «дефектности», как и для признания самой сделки недействительной, составляет 3 года.

При этом для лиц, не участвующих в сделке, но имеющие в ней свой интерес, срок может быть продлен, но не более, чем до 10 лет.

Истечение сроков для участников сделки начинается с момента начала ее исполнения, а для не участвующих, но кровно заинтересованных лиц, – с момента, когда лицо узнало (либо в силу каких-либо обстоятельств должно было узнать) об этой сделке.

По оспоримым сделкам законодатель весьма скупо отмерил 1 год для оспаривания. Течение этого срока стартует либо с момента, когда недовольное лицо узнало (или, опять же, теоретически должно было узнать) о сделке, либо с того времени, когда в отношении этого лица прекратились насилие или угроза, в силу которых оно совершило невыгодную для себя сделку и не могло ее оспорить раньше.

Важно понимать, что недостаточно просто указать в иске «прошу применить последствия недействительности сделки». Нужно выделить, каким образом эти последствия будут реализованы, что за имущество и кому из сторон будет передано, какое – нет, в силу каких обстоятельств.

Возьмем для примера сделку, в которой участвовал психически больной человек и им было передано другой стороне имущество, но деньги переданы ему не были; соответственно, при оспаривании такого договора необходимо указать в иске и установить в судебном заседании факт не передачи денег.

Кроме того, в «просительной» части иска при описании желаемых последствий недействительности, которые истец просит применить, нужно указать, что имущество должно быть возвращено первоначальному владельцу, но другая сторона, которая должна была бы получить обратно свои деньги, ничего не должна получить, так как не передавала их при сделке. Иными словами, не надо уповать на волшебные слова из статьи в Гражданском кодексе РФ о том, что «стороны возвращаются в первоначальное положение», а нужно детально описать, как именно и по каким правилам будет осуществляться этот возврат. Суд не станет «теряться в догадках» относительно того, какой вариант развития событий желает истец.

Последствия признания сделки недействительной – один из ключевых моментов, который необходимо учитывать при принятии решения, стоит ли вообще обращаться в суд. Каждая правовая ситуация, возникающая в сфере делового оборота, индивидуальна, и ее нюансы могут оказать решающее значение для заинтересованных лиц.

Поэтому разрешение вопроса о том, какой вид последствий применим в том или ином случае, и какую именно схему этих последствий указывать в иске — это всегда требует всестороннего рассмотрения и понимания потенциальных последствий, а посему консультация специалиста в данном случае не просто рекомендуема, а необходима.

В противном случае есть шанс, что победа в суде может обернуться слишком дорогой, а то и неподъемной ценой.

Источник: https://yuristica.ru/stati/posledstviya-nedejstvitelnosti-sdelok

Между оспоримостью и ничтожностью сделок // Комментарий к п. 1 ст. 173.1 ГК

Сделка без правовых последствий

Статья 173.1. Недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления   

(введена Федеральным законом от 07.05.2013 N 100-ФЗ)

1.

Сделка, совершенная без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, необходимость получения которого предусмотрена законом, является оспоримой, если из закона не следует, что она ничтожна или не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия. Она может быть признана недействительной по иску такого лица или иных лиц, указанных в законе.

Законом или в предусмотренных им случаях соглашением с лицом, согласие которого необходимо на совершение сделки, могут быть установлены иные последствия отсутствия необходимого согласия на совершение сделки, чем ее недействительность.

Существует многочисленная категория оспоримых сделок, которые в силу закона требуют согласия на их совершение. Вот наиболее часто встречающиеся из них, а также упомянутые в общей части Гражданского Кодекса:

  • крупные сделки и сделки с заинтересованностью;
  • сделки, требующие предварительного согласия антимонопольного органа;
  • сделки, совершаемые с предварительного разрешения органов опеки и попечительства (п.2 ст.37 ГК);
  • приобретение учреждениями акций, долей участия в хозяйственных обществах, вкладов в товариществах на вере без разрешения собственника учреждения (п.6 ст.66 ГК);
  • одновременное коммерческое представительство разных сторон (п.2 ст.184 ГК);
  • распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности (п.2 ст.253 ГК);
  • совершение сделок без согласия собственника по распоряжению недвижимым имуществом, находящимся на праве хозяйственного ведения (п.2 ст.295 ГК), или любым имуществом (для автономных и бюджетных учреждений – особо ценным движимым и недвижимым), находящимся на праве оперативного управления (п.1 ст.296 ГК);
  • отчуждение залогодателем предмета ипотеки без согласия залогодержателя (ст.37 и 39 Закона об ипотеке);
  • распоряжение залогодателя банку о перечислении денежных средств на банковском счете, права по которому заложены, без согласия залогодержателя (п.3 ст.358.12 ГК);
  • передача права по независимой гарантии без согласия гаранта (п.2 ст.372 ГК);
  • уступка права требования без согласия должника, в котором личность кредитора имеет для него существенное значение (п.2 ст.388 ГК);
  • уступка права требования третьему лицу солидарным кредитором (п.5 ст.388 ГК);
  • изменение или расторжение договора, заключенного в пользу третьего лица, которое выразило намерение воспользоваться своим правом по договору, без согласия такого лица (п.2 ст.430 ГК).

Среди них распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности (п.2 ст.253 ГК), примечательно тем, что в нём обязательное в силу закона согласие сособственников предполагается. Презумпция согласия означает необходимость отслеживания другими сособственниками таких сделок с целью заявления отказа, что является исключением из п.2 ст.157.

1 ГК, согласно которому отказ направляется по запросу лица, совершающего сделку. Политико-правовая логика такого решения в том, что отношения сособственников по поводу совместного имущества – это отношения близкого круга в сравнении с внешними контрагентами.

Одному сособственнику сподручнее контролировать другого, нежели контрагенту знать о получении согласия каждого из них.

При этом следует различать наличие полномочий на распоряжение общим имуществом (для внешних отношений от имени всех сособственников с контрагентами) и согласие остальных сособственников на такое распоряжение (внутренние отношения между совместными собственниками).

Конструкция распоряжения совместной собственностью такова, что закон предполагает наличие у каждого сособственника на распоряжение имуществом как полномочий от имени всех, так и их согласия.

Если у сделки по отчуждению совместной собственности имеется порок, связанный с полномочиями на распоряжение, которые были ограничены в силу соглашения между всеми участниками совместной собственности, то такая сделка оспорима по п.3 ст.253 ГК:

“Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.” 

Однако представим себе ситуацию, при которой с полномочиями на распоряжение всё в порядке, однако один или несколько сособственников выразили отказ на совершение сделки, о чём мог знать приобретатель имущества, находящегося в совместной собственности. В таком случае применяется п.1 ст. 173.1 ГК.

Каково содержание загадочной формулировки п.1 ст.173.1 ГК в части, которая предусматривает исключения из оспоримости сделки, совершённой без надлежащего согласия – “если из закона не следует, что она ничтожна или не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия”?

Толкование п.1 ст.173.1 ГК невозможно без ответов на следующие вопросы:

  • Есть ли в нашем праве презумпция ничтожности сделок?
  • Что такое существо законодательного регулирования?
  • Может ли явно выраженный в законе запрет на совершение сделки без получения согласия истолковываться как основание ничтожности такой сделки?
  • Какие ещё могут быть правовые последствия дефектных сделок кроме оспоримости и ничтожности?
  • Возможна ли внесудебная оспоримость сделок?

Попробуем разобраться со смыслом рассматриваемой нормы в контексте ответов на эти вопросы.

Общие основания ничтожности сделок

Законодательство предусматривает общий режим ничтожности (п.2 ст.

168 ГК), который устанавливает критерии (основания) недействительности сделок без необходимости их оспаривания в суде, и ничтожность в силу специальных норм (например, ничтожность договора страхования ответственности иных лиц  по п.2 ст.

932 ГК или перевода долга без согласия кредитора по п.2 ст.391 ГК). Пленум Верховного Суда в Постановлении № 25 дезавуировал пореформенную презумпцию оспоримости сделок, тотально увеличив основания ничтожности следующими случаями нарушений:

1) установленных в законе явно выраженных запретов, которые по мнению высокого суда презюмируют наличие публичных интересов, подлежащих правовой защите;

2) императивных норм в пользу потребителей, которые в силу своей ограниченной рациональности и массовости сделок не изучают их условий;

3) совершение не предусмотренных односторонних сделок, на которые не распространяется принцип свободы договора;

4) несоответствие сделки существу законодательного регулирования.

Таким образом, судебная практика расширила гипотезу общей нормы п.2 ст. 168 ГК об основаниях ничтожности сделок.

Критерий явно выраженного запрета является не вполне определённым, оценочным. До формирования судебной практики по каждому случаю нарушения сделкой запрета вопрос о том оспорима она или ничтожна остается подвешенным. Помимо очевидных запретов (таких как приобретение акций или долей участия в обществе органами власти согласно ст.

66 ГК) существуют императивные нормы, которые являются запретом по своему смыслу, не будучи даже сформулированными как запрет. Пожалуй, самый яркий пример – многострадальная ст.782 ГК, о которую было сломано не мало копий и понимание судами которой менялось неоднократно. Текстуально статья не содержит явно выраженных запретов.

Но они выводятся судами по смыслу нормы. Если для предпринимателей обусловленное платой право заказчика на отказ от договора является допустимым, то в отношении потребителей такое условие будет ничтожным.

Если плата за отказ не зависит от фактически оказанного объема услуг и настолько значительна, что лишает заказчика экономического смысла отказываться от договора, то такое условие суды также находят ничтожным (дело Росбанк против консалтингового агентства «Сфера» № А40-186044/2013).

Указанный подход был закреплён в пункт 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 N 54 “О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении”:

“Если будет доказано очевидное несоответствие размера этой денежной суммы неблагоприятным последствиям, вызванным отказом от исполнения обязательства или изменением его условий, а также заведомо недобросовестное осуществление права требовать ее уплаты в этом размере, то в таком исключительном случае суд вправе отказать в ее взыскании полностью или частично (пункт 2 статьи 10 ГК РФ)”.

Вызывает обеспокоенность использование Верховным Судом при формировании нормативных правовых позиций общего запрета недобросовестных действий, который явно направлен на устранение несправедливости по конкретным казусам. Тем более, что к настоящему времени у Верховного Суда появился новый инструмент правотворчества – существо законодательного регулирования.

Существует явно выраженный запрет, применение которого уничтожит любую сделку – «никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения» (п.4 ст.1 ГК). Всякое лицо, совершающее сделку в нарушение императивной нормы закона, делает это не иначе как к своему интересу, желая получить какую-либо выгоду.

Значит любое нарушение императивной нормы закона идёт в связке с нарушением запрета извлекать из этого нарушения преимущество. Добавим сюда недобросовестное заключение сделки, которая вовсе не нарушает закон, и можно уничтожать любую непонравившуюся сделку. Следовательно, генеральный запрет п.4 ст.

1 ГК хотя и является явно выраженным, но рассматривать его нарушение как основание ничтожности сделки опасно для гражданского оборота.

Практика применения связки из ст.10 и п.2 ст.168 ГК должна уступить действию ст.169 ГК об антисоциальных сделках, состав которой следует оттачивать в судебной практике. При этом было бы ошибкой отождествлять нарушение сделкой основ правопорядка и нравственности с криминализацией деяний, которые совершаются в виде такой сделки.

Здесь нет места той логике, что чем выше общественная опасность деяния, тем она скорее подрывает сами основы правопорядка и нравственности. Распространенное нарушение в сфере долевого строительства посредством двойных продаж одних и тех же квартир может подпадать под действие уголовного закона, но о применении ст.169 ГК даже нет речи. Назначение ст.

169 ГК – лишение юридической силы тех сделок, которые хотя и не нарушают какой-либо запрет, однако же не могут быть сохранены по соображениям добрых нравов. Разница между антисоциальными сделками и связкой обычной ничтожности с шиканой (п.2 ст.168 + ст.

10) в том, что одного лишь намерения причинить вред другому лицу недостаточно – сделка должна “шокировать совесть” среднего представителя общества (обывателя). Усматривать в ст.169 ГК ту особенность, что по ней, в отличие от обычной ничтожности, в случаях, предусмотренных законом, возможна конфискация переданного по сделке в доход государства, неправильно.

Конфискация не должна составлять конститутивный признак ст.169 ГК, поскольку изъятие имущества в пользу государства является мерой публичного воздействия, и ей не место в гражданском законодательстве. 

Источник: https://zakon.ru/blog/2017/6/2/mezhdu_osporimostyu_i_nichtozhnostyu_sdelok__kommentarij_k_p1_st1731_gk

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.